«Последствия Беловежья мы будем переживать ещё два десятка лет», — Александр Форманчук о распаде СССР

«Последствия Беловежья мы будем переживать ещё два десятка лет», — Александр Форманчук о распаде СССР
13
Декабрь
2021

30 лет назад лидеры РСФСР, Белоруссии и Украины в Беловежской пуще подписали соглашение о создании Содружества Независимых Государств (СНГ) и о роспуске СССР. Советский Союз – величайшее государство, которое строили и защищали несколько поколений людей, перестало существовать. Что чувствовали крымчане, узнав, что они проснулись уже в другой стране. Почему январский референдум 1991 года стал для Крыма билетом в Россию, и как долго общество еще будет пожинать плоды распада СССР. Об этом в эфире «Радио Крым» рассуждал председатель Общественной палаты РК Александр Форманчук.

Референдум в Крыму

«Конечно, крымчане с тревогой наблюдали за тем процессом, который шёл. Начиная с 1989 года это чувство тревоги нарастало. У нас было понимание того, что в случае прекращения жизнедеятельности Союза мы можем остаться в Украине. И это ощущение было. Поэтому мы и провели в своё время референдум 20 января 1991 года о воссоздании крымской АССР. Это было очень интуитивно, но это событие, которое позволило сохранить нам надежду на возвращение в Россию», — считает Александр Форманчук.

Большинство крымчан всегда ощущали себя, прежде всего, частью Советского Союза, а не Украины. Поэтому даже после распада СССР, ощущение причастности к России всегда жило в Крыму и доминировало, подчеркивает председатель Общественной палаты РК.

«Мы успели в 1991 году подстраховаться исторически созданием крымской АССР. Которая и позволила нам в 2014 году провести референдум», — отмечает Форманчук.

Мог ли Ельцин забрать Крым при подписании соглашения

Между тем во время подписания соглашений о создании СНГ и развале СССР Крым не мог быть разменной монетой, которую Ельцин мог бы затребовать у Кравчука, считает Александр Форманчук. Подобный прецедент был опасным и запустил бы цепную реакцию взаимных претензий между союзными республиками.

«Могла ли возникнуть тема Крыма? Нет, я исключаю это. Ельцин не потому не выдвинул Кравчуку какие-то претензии по поводу Крыма, и часто говорят о том, что Кравчук бы согласился. Понимаете, стоило Ельцину поставить такой вопрос, допустим, а Кравчуку согласиться, как сразу бы началась цепная реакция взаимных претензий бывших советских республик друг к другу. Ведь к тому времени уже была война в Нагорном Карабахе. Да и в России этот бы процесс мог бы драматически продолжаться. Этот вопрос тогда не мог возникнуть, это я исключаю как политолог, как аналитик, историк. Я понимаю, что Ельцин сознательно не поднимал тему Крыма, хотя прекрасно понимал, что Крым всегда ощущал себя частью России. Это еще раз подчёркивает безответственное отношение Ельцина к тому, что он подписал в Беловежье. А Кравчук себя может ощущать в этой ситуации наиболее выигрышным политиком», — прокомментировал Александр Форманчук.

Последствия распада мы пожинаем до сих пор

Последствия подписания Беловежских соглашений бывшие союзные республики пожинают до сих пор и будут пожинать еще не один десяток лет. Современная Украина сегодня стала антироссийским проектом, который разыгрывает коллективный запад. А олигархическая модель капитализма, которая также возникла после развала СССР, сделала разрыв между богатой и бедной частями населения непреодолимым.

«Последствия Беловежья будут сказываться на жизни минимум трёх поколений. Пока только второе поколение. Но впереди еще минимум, на мой взгляд, два десятка лет, которые будут трясти постсоветское пространство. Из-за того, что когда-то 3 человека в Беловежской пуще сделали тот шаг, который предал жизни тех людей, которые погибли в годы Великой Отечественной войны, защищая Советский Союз. Тех, кто оплатил счета создания Советского Союза, его рассвет – своими жизнями. Это было мощное государство. Да, у него много было проблем. Но его можно было трансформировать во что-то другое», — заключил Форманчук.

Фото со страницы Сергея Аксёнова в «Вконтакте»